Моспрогулка
Приглашаем на бесплатные экскурсии по Москве

Чумной бунт

Инфотека / Город
Убийство архиепископа Амвросия

Чумной бунт - кровопролитное народное восстание, прошедшее в Москве с 26 сентября по 28 сентября 1771 года (15-17 сентября по старому стилю). Бунт был вызван эпидемией чумы 1770-1772 годов и фактическим бездействием городских властей, из-за которого горожане впали в панику.

 

Восстание было жёстко подавлено, но после него власти приняли действенные меры по исправлению ситуации в городе, и эпидемия чумы в Москве сошла на нет.

 

 

Эпидемия чумы и предпосылки Чумного бунта


Чума - тяжёлое карантинное заболевание, характеризующееся высокой смертностью и заразностью, считавшееся практически неизлечимым вплоть до 20 века. Истории человечества известен ряд эпидемий и пандемий чумы, унёсших миллионы жизней в Европе и Азии, не миновав и Россию. После эпидемий чумы 17 века страна приобрела опыт в ограничении распространения заболевания: со времён Петра I в России существовали карантинная служба и особые заставы, где всех прибывающих в государство с территорий, на которых они потенциально могли заразиться чумой ("моровой язвой"), держали до полутора месяцев, однако лечить чуму в целом не умели.

 

Эпидемия чумы 1770-1772 годов в Москве была связана с русско-турецкой войной 1768-1774 годов: вспышка заболевания началась в причерноморских странах и поразила воюющие армии, попав на территорию России предположительно через обозы с ранеными.

 

В Москве раненых везли в Лефортово, где во времена Петра I был основан военный госпиталь; в ноябре 1770 года там умер привезённый с фронта офицер, затем его лечащий врач, а после этого - более 20 человек, проживавших вблизи госпиталя. Вторым очагом заражения стал Большой суконный двор в Замоскворечье - крупная ткацкая фабрика, куда предположительно могла быть завезена заражённая чумой "трофейная" шерсть: к 1771 году от чумы погибли 57 человек на самой фабрике, а также более 40 рабочих в разных домах вне её стен. Московский генерал-губернатор Пётр Салтыков не сумел принять действенных карантинных мер, в результате чего к августу 1771 года "моровая язва" охватила практически весь город и окрестности. Чтобы не допустить паники, власти попытались скрыть факт эпидемии чумы в Москве, однако, к сентябрю погибших было так много, что для них не хватало гробов (число умерших достигало до 1000 человек в сутки); в городе не успевали проводить погребальные службы, и тела скапливались в домах и на улицах, где их собирали мортусы - специальные служащие, отряды которых разъезжали по улицам и вывозили трупы за город на телегах. Мортусов не хватало, поэтому тела могли лежать по несколько дней; их сбор также был поручен московской полиции, однако, полицейские очень неохотно занимались этой работой и предпочитали не контактировать с заражёнными и тем более мёртвыми людьми. В санитарных целях захоронения в городской черте были запрещены, и умерших хоронили в братских могилах на специально организованном кладбище у села Новое Ваганьково (современное Ваганьковское кладбище). Похороны сопровождались непрерывным колокольным звоном, так как согласно поверьям он отпугивал болезнь.

 

Московские чиновники, помещики и купцы предпочли бежать из города. Генерал-губернатор Пётр Салтыков, дезориентированный ситуацией, послал к императрице Екатерине II письмо с просьбой о разрешении покинуть Москву и, не дождавшись ответа, бежал в своё подмосковное имение Марфино. В числе первых город покинул и московский гражданский губернатор Иван Юшков.

 

Управление городом было утрачено. Крестьяне из окрестных сёл и купцы, зная о катастрофической ситуации, боялись везти на продажу в Москву продовольствие, и в городе начался голод.

 

 

Причины бунта


Фактически, причиной Чумного бунта в Москве стало отсутствие действенных мер по борьбе с заболеванием со стороны городских властей. Кроме того, в городе начался голод, а на улицах орудовали мародёры. Чиновники буквально оставили город на произвол судьбы, и среди лишённых какой-либо поддержки горожан стали распространяться слухи и паника - для "большого взрыва" не хватало только формального символического толчка.

 

Толчком, который стал формальной причиной к Чумному бунту, стали действия московского архиепископа Амвросия. Дело в том, что за неимением действенных способов лечения чумы наиболее эффективной мерой борьбы с ней в народе считались молитвы и заговоры. В частности, среди горожан стал распространяться слух, что чудотворная Боголюбская икона Божией Матери, размещённая над Варварскими воротами Китай-города, помогает исцелению от "моровой язвы"; люди спустили икону с ворот и стали устраивать у неё стихийные молебны.

 

Понимая, что массовое скопление людей только способствует распространению чумы, архиепископ Амвросий запретил молебны у иконы, и 26 сентября по его приказу икона была спрятана, а короб для приношений запечатан, чтобы их не растащили мародёры.

 

 

Чумной бунт


К сожалению, горожане не оценили действий архиепископа. Решив, что Амвросий спрятал икону злонамеренно, чтобы они не могли просить у неё заступничества, и поверив слуху, будто бы он решил присвоить себе собранные подношения, люди окончательно запаниковали, и толпа стала неуправляемой.

 

Избив охрану, бунтовщики забрались на Набатную башню и стали бить в установленный на ней колокол Спасского набата, чтобы собрать народ к Кремлю. Ворвавшись в крепость, толпа разгромила Чудов монастырь в надежде отыскать в нём чудотворную икону и архиепископа Амвросия. Амвросий незадолго до этого успел уйти и укрыться в Донском монастыре, однако, на следующий день толпа взяла Донской монастырь приступом, его схватили и выволокли на задний двор для допроса, где и убили с особой жестокостью: архиепископа били кольями в голову и грудь, переломали кости и изрезали лицо. Имущество монастырей было уничтожено и разграблено: толпа рвала книги в церковных библиотеках, портила мебель и телеги, избивала служителей. Разгромив монастыри, люди переключились на дома знати и купцов, занимаясь уже откровенным грабежом. В ожесточении мятежники громили чумные карантины, избивая и без того немногочисленных лекарей, поскольку полагали, что как раз они-то и виноваты в распространении болезни, и даже пытались освободить каторжан из острогов.

 

Из-за эпидемии чумы количество войск в городе было очень мало - только для необходимых караулов, и справиться с бунтовщиками они не могли. Генерал-поручик Пётр Еропкин, который на тот момент возглавлял Главную соляную контору и остался в Москве во время эпидемии чумы, взял на себя командование, собрав отряды из солдат-волонтёров, и 27 сентября начал наводить в городе порядок. По приказу Еропкина конница нещадно рубила бунтовщиков (многие из которых были пьяны после разграбления погребов) внутри Кремля, а солдаты кремлёвского гарнизона приблизились к Чудову монастырю, откуда в них полетели камни. Солдаты ответили оружейным огнём, затем прорвались в монастырь и добили бунтовщиков штыками. Мятежники были вытеснены с территории Кремля, однако, стали бить в набат во всех окрестных церквях, чтобы собрать народ и взять крепость приступом. Офицеры пытались уговорить людей разойтись, но народ решительно отказался, и для острастки по штурмующим Кремль мятежникам сделали холостой залп из пушки, установленной перед Спасскими воротами. Это произвело неожиданный обратный эффект: увидев, что никто не убит, бунтующие решили, что их защищает их вера, и ещё решительнее устремились к Кремлю, захватили пушку и развернули её к Спасским воротам, но не смогли выстрелить, ибо нечем. Солдаты отбили пушку обратно, после чего стрелять по толпе стали уже по-настоящему, картечью. Люди разбежались.

 

На следующий день бунтовщики вновь подступили к Кремлю с требованием выдать им Еропкина на растерзание, освободить пленных и раненых, а всех бунтовщиков простить, и чтобы договора с ними были подписаны генерал-губернатором Москвы Петром Салтыковым. Офицеры опять попытались уговорить людей разойтись, но те отказались, и их пришлось разогнать силой.

 

Бунт удалось подавить. Было убито более тысячи бунтовщиков, 300 были отданы под суд, 173 - биты кнутом и сосланы на каторгу, 4 человека казнены за убийство архиепископа Амвросия (купец Иван Дмитриев и дворовые Василий Андреев, Фёдор Деянов и Алексей Леонтьев). По приказу Екатерины II была "наказана" и Набатная башня Кремля: чтобы в будущем бунтовщики не смогли собрать народ таким образом, у колокола Спасского набата демонтировали язык.

 

Еропкин, совершенно измученный произошедшим, отправил императрице Екатериине II донесение с полным докладом о событиях в Москве и просьбой уволить его с должности. Императрица наградила Еропкина за мужественные и грамотные действия при подавлении мятежа, прислала ему 20 тысяч рублей и приказ об увольнении с не проставленной датой, предоставив возможность распорядиться им самостоятельно. Также императрица даровала Еропкину 4 тысячи крестьян, но от них он отказался.

 

 

Последствия


Несмотря на жёсткость подавления, Чумной бунт всё же привёл к положительным последствиям.

 

2 октября 1771 года из Петербурга в Москву был послан граф Григорий Орлов (фаворит императрицы), наделённый чрезвычайными полномочиями генерал-губернатора для разрешения ситуации в городе. Орловым действительно были приняты разумные меры для прекращения эпидемии: он приказал усилить карантины, создать изолированные инфекционные больницы и увеличить жалованье докторам (с обещанием выплаты компенсации родственникам в случае смерти доктора), организовал дезинфекцию жилищ и хозяйственные работы по очистке города от грязи и мусора, запретил постоянный колокольный звон в церквях (многие верили, что он отпугивает болезнь, но на деле это пугало только жителей). Помимо прочего, на улицах Москвы были уничтожены бродячие животные. На въезд и выезд из города наложили запрет, а мародёров и грабителей стали казнить на месте преступления. Благодаря Орлову в город возобновились поставки продовольствия и питьевой воды, а чтобы торговцы не боялись заразиться, были организованы специальные торговые ряды со рвом между продавцом и покупателем (деньги передавали в плошке с уксусом для дезинфекции). Городские службы вновь заработали, и город стал возвращаться к жизни.

 

Уже к ноябрю чума пошла на спад, и Екатерина II отозвала Орлова обратно в Петербург, где его встретили с почестями, а на дороге в сторону Гатчины к его приезду возвели триумфальную арку с надписью "Орловым от беды избавлена Москва".

 

Кроме того, эпидемия чумы и Чумной бунт обострили вопрос о водоснабжении города - московские реки были загрязнены, и питьевую воду приходилось привозить - и в 1779 году Екатерина II распорядилась о строительстве первого московского водопровода, который обеспечил бы жителей города чистой водой.

 

По данным московского врача Александра Судакова (1851 - 1914), всего эпидемия чумы 1770-1772 годов в Москве унесла жизни 56907 человек.

Комментарии: 0
Имя:
Email:
Моспрогулка
2011 - до сих пор

Самый замечательный, милый и изумительный сайт о Москве в обеих Вселенных - совершенно бесплатно, без регистрации и смс! ;)
Копирование и распространение материалов сайта без ссылки на источник весьма нас огорчает и портит карму тем, кто это делает.

Обратная связь